Центр современного
искусства Винзавод
Москва, 4-й Сыромятнический переулок, 1/8 стр. 6 Станции метро Курская, Чкаловская

Схема проезда
Администрация: +7 (495) 917 46 46, + 7 (495) 917 17 99
Аренда: +7 (495) 023 28 57
Кассы: + 7 (495) 917 17 99
Почта: winzavod@winzavod.ru, web@winzavod.ru

Публикуем кураторский текст Лизаветы Матвеевой к выставке Саши Зубрицкой Frozen

17 Января 2019

Проект Саши Зубрицкой Frozen — это серия объектов, фиксирующих следы запертого аффекта. Работая с художницей над выставкой, я мыслила произведения Саши как документацию встреч с навязчивым желанием, выхваченных из времени и пространства, но разговор с моей подругой и коллегой, Натальей Шапкиной, подарил мне более точную формулировку — захват повседневности. Во встрече равный встречается с равным. Отношения, которые складываются между Сашей и материалом ее художественного исследования, носят характер субъект-объектных, — автор взаимодействует со средой, выхватывает ее отдельные эпизоды, трансформирует, переносит их в выставочное пространство и, тем самым, помещает их в новую субъективную рамку.

Жорж Диди-Юберман пишет в своей знаменитой «философской притче» «То, что мы видим, то, что смотрит на нас»: «То, что мы видим, имеет вес — существует — в наших глазах только за счет того, что смотрит на нас». Пластиковый короб с зажигалками, огромные песочные часы, фонтан за ограждениями — ряд образов, с которыми мы можем сталкиваться в повседневной жизни, но вряд ли обратим на них внимание, в проекте Саши преобразуется в физические объемы, наполненные пустотами смыслов. Важно отметить, что проект Frozen — это первый ее опыт работы с трехмерными объектами подобного масштаба. Здесь она уходит от привычных ей медиа видео и фото, но сохраняет сам принцип фотографирования. Выхваченные ситуации, с одной стороны, сохраняют свою реалистичность, с другой — субъективируются и подвергаются художественным манипуляциям. То, как художница обрамляет найденные ею ситуации, создает обстоятельства для опыта смотрения совершенно иного порядка. Зритель, задаваясь вопросами об идентификации произведений (скульптуры это, объекты или реди-мейды?), вовлекается в игру интерпретации и двусмысленностей. Мы становимся участниками интерсубъективных отношений с искусством — художница «тревожит видение» своей аудитории.

Проект Саши — это место нехватки, где желание обостряется недостижимостью и оказывается схваченным — замороженным — в своей проявленности. Вышеупомянутые пустоты, образующиеся в объектах, возникают, следуя логике утраты, которая смотрит на нас, преследует нас. Желаемое не представляется возможным осязать вблизи, его можно только наблюдать издалека. Художница присваивает эти навязчивые образы, означивает их. Работы Саши — это различные знаки одного означающего, свидетельствующего об отсутствии Вещи. Она визуализирует следы запертого аффекта, не используя язык напрямую, и создает поле для дальнейшей языковой игры. Присутствие, о котором пишет Диди-Юберман, говоря о минималистах, и которое Фрэнк Стелла объясняет как «другой способ говорить», в проекте Саши обретает первостепенное значение. Присутствие образов в новой среде, присутствие работ, присутствия зрителя: невидимое наделяется видимостью и важностью, выходит на первый план, а обычно блокируемое превозносится.

Лизавета Матвеева